Великие географические открытия

Великие географические открытия

Плавание семи кочей дало полное основание считать Азию отделенной от Америки проливом, а не принимать обе части света за один материк. В этом неоценимая заслуга Федота Алексеева Попова Холмогорца, Семена Иванова Дежнева и их товарищей. Мир узнал о великом географическом открытии из отписок и челобитных Д е ж ­ нева. До недавнего времени считали родиной Семейки Дежнева город Великий Устюг. М. И. Белов установил, что Деж­нев родился в деревне Осиновская Волоко-Пинежской волости Двинского уезда. Происходил он из бедной крестьянской семьи и, как все жители Поморья, был связан с морем.

Семен Дежнев

Молодой Семен Дежнев не остался в родных местах, а вместе с вольными людьми отправился искать счастья в д алекой Сибири. Было это в начале 30-х годов XVII столетия. Первые годы службы прошли в Тобольске, последующие — в Енисейске. Благодаря стремительному продвижению русских людей на восток Сибирь была пройдена из конца в конец за очень короткое время.

Ермак покорил Сибирь в 80-х годах XVI столетия. В 1639 году отряд казаков с Иваном Юрьевым Москвитиным во главе вышел на берег Охотского моря к устью реки Ульи. В 1632 году енисейский стрелецкий сотник Петр Бекетов заложил на реке Лене Ленский острожек — острог Якутский, с 1681 года — город Якутск. Выгодное географическое положение помогло Якутску стать центральным населенным пунктом Крайнего

177 экспедиций казаков, служивых и торговых людей по освоению сибири с 1633 по 1689 год

Наступление русских на Востоке России продолжалось. Великая Сибирско-Тихоокеанская экспедиция, организованная по повелению Петра I, явилась логическим завершением многочисленных путешествий мореходов и землепроходцев в XVII веке. За кратчайший исторический срок, менее чем за одно столетие, русские землепроходцы сумели пройти всю Сибирь, выйти к берегам Восточного, или Тихого, океана, обосноваться на севере Сибири и завершить свои походы крупнейшим географическим открытием . Ф. А. Попова Холмогорца и С. И. Д еж н ева, подтвердившим предположение, что Азия отделена от Америки проливом.

Рисунок «Коч». Родинов Игорь Иванович . 1970-е годы. Бумага, гуашь, акварель. 28,5 Х 35,2 см // https://bidspirit.com/ui/lotPage/source/catalog/auction/4668/lot/134345/foo?lang=en

Офицер русского флота Витус Понесен Беринг возглавил величайшую географическую экспедицию. Грандиозная по масштабам Великая Сибирско-Тихоокеанская экспедиция охватила огромные пространства севера Сибири и Дальнего Востока. Многочисленные отдельные отряды под начальством опытных морских офицеров в течение десяти лет описывали, наносили на карты береговую черту Севера и Северо-Востока Азии. Экспедиция эта была призвана завершить и научно обосновать все открытия землепроходцев. Кроме того, существовала еще одна причина, которую особо подчеркивал Петр I в инструкции руководителям экспедиции. Сведения о великом географическом открытии Д еж нева и Попова в течение длительного времени были похоронены в сибирских архивах. Ученые в России и в Европе не имели ясного представления о том, соединяется ли Азия с Америкой или между ними есть пролив и, следовательно, возможно ли плавание из Северного

1725— 1730 годов, которая получила затем название Первой Камчатской экспедиции. Помощниками Беринга были назначены лейтенанты М. П. Ш панберг и А. И. Чириков. В составе экспедиции кроме офицеров было свыше 60 нижних чинов.

Экспедиция отправилась из Петербурга в Охотск в начале 1725 года, а прибыла туда только в январе 1727 года. Надо сказать, что из Охотска после походов Соколова— Трески и Евреинова—Лужина уже регулярно плавали суда на Камчатку. В Охотске, по рекам Охоте и Кухтую, а также неподалеку от Охотска, в Ураке, строились мореходные суда.

Летом 1727 года спустили на воду построенный в Охотске шитик «Фортуна», и на нем перевезли все грузы и личный состав экспедиции в Большерецк. Оттуда с невероятными трудностями на собаках все снаряжение экспедиции переправили в Нижнекамчатск, где в апреле заложили судно для предстоящего похода. Оно было спущено на воду 8 июня 1728 года и названо «Св. Гавриилом».

13 июля 1728 года экспедиция вышла в море и направилась к устью Анадыря. 1 августа был открыт залив Св. Креста. Все вновь открываемые места Беринг называл по церковному календарю и никогда не давал им имен участников экспедиции и д аж е лиц царской фамилий (только один остров Шумагина .был назван в честь погибшего матроса). Так, в данном случае «поелику в сие число празднует церковь наша происхождение древ честного и животворящего Креста, то и назвал он губу, в коей находился, губою Св. Креста»,— отметил В. Н. Берх.

На том же основании был назван и открытый 10 августа остров именем Св. Лаврентия. Войдя в пролив, называемый теперь Беринговым, и достигнув широты 65°30′, Беринг 13 августа собрал совет офицеров, чтобы обсудить, что делать дальше. Из-за густого тумана при прохождении пролива с судна не был замечен американский берег, поэтому нужно было принять решение о дальнейших планах экспедиции.

На совете М. П. Шпанберг предложил плыть на восток до 16 августа и затем повернуть обратно, считая, что если и дальше нигде не будет видно американской земли, то, следовательно, она не соединяется с азиатской. Другого мнения придерживался А. И. Чириков, который настаивал на плавании вблизи берега до тех пор, пока судно не подойдет к устью Колымы.

В этом случае было бы совершенно точно доказано существование пролива между Азией и Америкой. Но начальник экспедиции послушался совета Ш панберга, и «Св. Гавриил», добравшись до широты 67°18′, то есть находясь уже в Чукотском море, повернул обратно. В проливе между Азией и Америкой судно снова застиг густой туман, и увидеть берега Америки на этот раз тоже не удалось. В проливе был открыт остров Диомида (на самом деле там два острова и скала; другое их название — острова Гвоздева)

1 сентября экспедиция возвратилась в Нижнекамчатск, где и зазимовала. В следующем году Беринг предпринял еще одну попытку пройти на восток в поисках земли, о которой он слышал от Козыревского, когда был на Камчатке, но помешали сильный ветер и туман. Беринг дошел морем до Большерецка, а оттуда 23 июля 1729 года прибыл в Охотск. В марте 1730 года после пятилетнего отсутствия экспедиция возвратилась в Петербург

Несмотря на то, что экспедиция не разрешила окончательно вопроса о существовании пролива между Азией и Америкой, значение ее в связи с географическими открытиями было велико. Кроме того, Беринг представил много очень интересных этнографических сведений о якутах, чукчах, камчадалах, коряках. Экспедиция произвела несколько точных астрономических наблюдений и составила карту Чукотки на основе достоверных данных.

Опыт этой экспедиции показал, что корабли, построенные на самом краю Восточной Сибири, на Охотском побережье, отличались хорошими мореходными качествами и могли совершать дальние плавания. В то время, когда «Св. Гавриил» и «Фортуна» в 1729 году возвращались в Охотск, там уже снаряжалась следующая экспедиция под начальством казачьего головы Афанасия Федотовича Шестакова.

Шестаков представил правительству проект своей экспедиции и карту, на которой была нанесена Америка и множество островов. Он обязался проверить и исследовать эти сведения, а так же покорить чукчей и коряков. Благодаря последнему поручению экспедиция носила несколько военный характер.

Разрешение на экспедицию последовало 27 марта 1727 года. В составе ее были: 400 назначенных казаков под начальством капитана Дмитрия Ивановича Павлуцкого, штурман Яков Гене, подштурман Иван Федоров, геодезист Михаил Спиридонович Гвоздев, матросы, корабельные мастера, люди разных специальностей. На охотских верфях-плотбищах опять застучали топоры: началась постройка новых кораблей для экспедиции.

В течение 1729 года были выстроены два бота — «Восточный Гавриил» и «Лев». К экспедиции присоединились и суда Беринга-— «Св. Гавриил» и «Фортуна». Участниками ее были опытнейшие мореходы Мошков и Треска, но в целом она оказалась 1 крайне неудачной, хотя и была отмечена одним великим событием. Начальник экспедиции Шестаков был убит в схватке с чукчами, а бот «Лев» сожжен ими во время зимовки.

Возглавлявший экспедицию Д. И. Павлуцкий отправил оставшиеся корабли по разным маршрутам. Наиболее примечательно плавание «Св. Гавриила». Летом 1732 года совершенно дряхлый штурман Яков Гене передал в Нижнекамчатске подштурману Ивану Федорову судно, на котором находились Гвоздев и Мошков.

Впоследствии М. С. Гвоздев писал, что задачи экспедиции были поставлены Д. И. Павлуцким обширные. В своем рапорте от 1 сентября 1733 года Гвоздев сообщал: «Велено нам обще со штурманом и подштурманом иттить на боте «Гавриил» кругом Камчатского носу к Анадырскому устью и против Анадырского носу, которая называется «Большая Земля», и проведать, какие там живут люди, «осмотреть и вновь приискивать и ясак збирать с таких, с которых ясаку и зборе не бывало, и том мне иметь крепкое старание»

23 июля 1732 года бот вышел из Нижнекамчатска. 3 августа «Св. Гавриил» оказался в устье реки Анадырь. Отсюда решили идти к тому острову, у которого был в 1728 году Беринг и который видел Мошков. И «через оного морехода пошли того острова искать и пришли к Чюкоцкому носу к южной стороне 5 августа»2. И так двигаясь от мыса к мысу вдоль берега, бот приближ ался к заветной цели. По пути не забывали и о делах н асущных: собирали ясак там, где это удавалось. 13 августа была штилевая погода, и Федоров отдал якорь у мыса Д е ж ­ нева. С группой матросов на берег ходил Гвоздев. Он видел чукотское селение, чукчей. На просьбу служилого Пермякова дать ясак они ответили категорическим отказом. П ереждав штиль, 15-го снялись с якоря и следующие два дня осматривали остров — один из островов Гвоздева, или Диомида (вероятно, это был остров Ратманова), а Гвоздев опять ходил на берег. Бот снова оказался у мыса Дежнева, а затем у острова. Только 20 августа путешествие на восток было продолжено. Бот подошел ко второму острову — острову Крузенштерна. Отсюда увидели берега Америки. Это случилось 21 августа 1732 года. «Св. Гавриил» направился к этим берегам и вскоре подошел к американской земле в районе теперешнего мыса Принца Уэльского. Велико было желание экипажа высадиться на неизведанный берег. Предприняли несколько попыток, но мешал штормовой ветер. Бот пошел на юг и на следующий день подошел к острову (Кинга), с которого к боту приезжал чукча. От него Федоров и Гвоздев мн’ого узнали о Большой земле. П родолж ать поход было трудно, так как кончились продукты и свеж а я вода, да и судно было в плохом состоянии. Матросы обратились к Гвоздеву и «просили о возврате, чтобы возвратиться на Камчатку без обчего согласия, понеже де кормов у них малое число, також де и не могут из судна воды уливать»3. 28 сентября бот с трудом добрался до устья Камчатки.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *